Area: HIPPY.TALKS
From: Grassy (R) (tm) (2:5020/908.0)
To: All
Subj: Трип-репорт
Date: 19 Jul 98 07:04:00

Hello All! Сейчас я научу тебя писать письма так, чтобы их невозможно
                                 было читать

И Дома, Дома, Дома... Бешеный полет домов за стеклами пятиэтажной коммунальной
квартиры. Безумные, негнущиеся пальцы, с трудм находящие нужные клавиши
непослушной клавиатуры. Запах кофе - не здесь, далекий и грязный, первые дети
за окном, ждущий детский сад, который помнишь и слегка боишься опять остаться
там без мамы - откуда взялась эта бессмыслица, подчас переходящая в уверенность,
что сегодня она останется там с тобой? Сокровенные интимные мысли и никакой
возможноссти их реализовать, от того ли, что ты мучим комплексами, оттого ли,
что боишься еще раз нарваться на отказ, оттого ли, что каждый раз не находшь
тепла в ответ, простого тепла, которое позволит сделать это Лермонтовски,
мягко и - уместно ли это, старина? - лирично. Помнишь, как это было первый раз?
Угу. Веришь, что это повторится? Hе дает ответа.
И почему ты так неуверен в себе, почему в очередно раз наливаешь себе
терпкое вино и топишь в нем боль? Отчего не хочешь вернуться к привычной роли
шута-поэта, которого не любят потому, что это выбьется из правил игры, боишься
сорвать чужую радость, ничего не оставив взамен кроме этих своих заморочек?
Где ты, малыш из вчерашнего дня? Тебе неуютно в этой чужой холодной квартире?
Ты все еще ждешь чего то?
Чего?
Ответь себе на это, пожалуйста, сам.
В твоих руках стекла от очков. В них отдельная жизнь и отдельная радость - из
тех, что тоже не поделишься. Ты, слегка похожий на горбатого Джона Леннона
выходишь в них на улицу и подаешь руку понимающейся по полудохлой лестнице
древней и нагруженной бабушке, и понимаешь, что оно началось.
Всю свою жизнь ты искал этот город, ты опытнейший дример, визуалист,
бродяга-визионер, певец единственной песни, тебе выпало родиться и довелось
прожить в нем уже бесовски много времени - ты сам то отдаешь себе в этом отчет
- а ты все ищешь в облаках его искалеченное Городом отражение и бродишь,
отравленный горькой луной по притихшим дворикам, внимая квартетам кошек и
визжанию утренних дворников, ты, все еще живой, но уже слегка нездешний, с
синяками под веками и мерцанием светила в зрачках, ты, исколотый ржавыми
иглами и не нашедший спасения в утре. Город встретит тебя, но кто проводит
тебя до постели вечером?
Ты видишь эти светлые каштаны и ясени? Ты видишь, как по их листьям капают
слезы? Чьи они, старина? Ах, да, прости. Твои.
Я еду в трамвае. Пустом. Утреннем. Hастолько утреннем, что в нем еще не успели
запотеть стекла. Куда ты, старина? К ветру.
Подаешь милостыню до предела выжимая карман и совершенно не задумываешься о
том, что будешь есть завтра. Какая радость, какая степень свободы в простом
отказе от этого, теперяшнего завтра. Жить не здесь и сейчас, а сейчас и всегда.
И музыка при этом. Ракхарди. "Седьмица".
Телеги не катят - слов вообще не нужно. Сами слова давно устали от постоянных
родов образов. Впрочем, ты ведь никогда не был аудиалом - слова для тебя значат
что-то лишь когда ты говоришь их Ей. А она давно устала от твоих слов, от
неуклюжих попыток признаться в любви, и ты снова и снова, вновь и вновь
загоняешь себя в известную ловушку, ища для нее новые темы, строя замки из
заглавий элементалов. Борись с этим, или еще раз потеряй себя. Hаверное, ты и
впрямь серьезно влюблен, старина. Завтра же пойдешь лечиться. Если не спасет
десятая бутылка портвейна. Плохого, горького, просроченного портвейна. А что
у тебя еще осталось?
А за спиной тоже идут к себе и к счастью люди. Ты не их путь, ты даже не тот,
кто прокладывает, торит его для идущих следом. Однако, ты тот лучик света,
который поможет не сбиться с этого пути. А как хотелось бы, черт побери, как
хотелось бы... Чтобы как прежде - ночи на кухне, далекие фары в другой комнате,
присвист чифирного чайника и очереди за поцелуями. Помнишь, как держал ее в
первый раз на руках? Вот бы и умереть не с кислым привкусом вскрытых вен во
рту, а с этим счастливым воспоминанием... Ты еще не устал от этих суицидных
мыслей? А, что с тебя взять, что тебе еще осталось... Ведь ты же и в самом
деле любишь Ее. И боготворишь вашу ушедшую - эх, не безвозвратно бы! -
бешенную зимнюю любовь.
Так создай себе зиму, старина, выпестуй ее и окуни Город в завывание той,
давней заоконной вьюги, когда ты смотрел ей в глаза без страха быть оттолкнутым,
просто оттго, что чувствоавл и верил, что она тебя любит. Тешь себя этими
мыслями, поганый мазохист, окунайся с ними в хоровод безумия как в омут.
В конце концов, это все, что у тебя есть на сегодня. Ты помнишь.
Ты все-все помнишь. Мерзкая у тебя, слишком хорошая и такая несвоевременная
память.
Сегодня тебе хорошо пели и играли на гитаре. Может быть по этому так бережно,
так ненавязчиво звучит у тебя в ушах на самом краешке восприятия Ее имя.
Ты слагал Ей сонаты, писал Ей письма, сколько раз своей дурацкой, непослушной
рукой ты рисовал Ее образ на снегу, а потом рассыпал веснушками хлебные зерна
и жадные до хлеба снегири склевывали постепенно эти зимние картинки вместе с
таким коротким и таким полным счастьем. Скажи, чего бы ты хотел сейчас больше
всего на свете? Сейчас - еще немножко портвейна.
Хватит! Всякому терпению приходит предел, неожиданно ты понимаешь, что больше
не можешь пить, и оставшееся вино разливается на выдуманные тобою сугробы с
тем, чтобы утром растаять и влиться в чьи-нибудь пересохшие губы.
...Сигареты - сублимация поцелуя. Ты жадно ищешь этой позабытой ласки хоть
в чем-то, так же мягкий, нежный предмет чуть касается языка, так же кружится
голова и слегка сгибаются ставшие на долю мгновения непослушными ноги, и ты
так же по-детски зажмуриваешься на время затяжки и так же продлеваешь секунды
полного счастья, подолгу оставляя дым в легких. Уж не по этому ли ты так много
и часто куришь? Ах, что ты, старина, если бы, если бы...
Глубокий и медленный трип. Какой он глубокий и медленный! Ты целиком внутри
себя, один на один со своими проблемами и даже подбежавшая к тебе в поисках
ласки бродячая утренняя кошка не получает и сотой доли той искренней нежности
и ласки, на которую ты реально способен. Тебя ждет Арбат и горячая еда, ее
узкий лаз в холодные мокрые подвалы. Слишком много неурядицы и вязкости.
Чуть-чуть, самую малость притушите картинку Города! Пожалуйста!.. Очень
Вас прошу.
Ты бредешь по пустынным Сокольникам, парку твоего счастья, и каждый шаг ты
проделываешь не один. Очень просто снова ощутить на своих голых ступнях
прикосновения курортного песка и теплоту гниющих листьев, чуточку самую
малость легко вспомнить дыхание ветра и качание кленов из далекого детства.
Помнишь, как ты засыпал под их песни? И чего же, чего же тебе так отчаянно
не хватает в этой реалии, куда направлен твой безликий, животный эскапизм?
И откуда берется это полупризрачное забытое имя, что рисует накатившее
марево? Очухайся, старина! Ты на пике. Hа самом пике. Второй час после приема.




With самыми Вам best wishes
Grassy        [Team Зимнюю спячку - в правители Эмбера!]

--- GoldED/P32 2.42.G0214+
 * Origin: Пpогpэссиpующая шизофpения (2:5020/268.99)