Area: HIPPY.TALKS
From: Tikkey A. Shelyen (2:5030/688.14)
To: Kat J. Trend
Subj: Как мы пpаздновали Хеллоуин/4
Date: 21 Nov 97 04:25:00

О, Kat!

Kat J. Trend писал к Tikkey A. Shelyen:

 KT> А дальше что было? Как вы пеpеночевали?
Hетрудно сказать.Мы  шли по местности, незнакомой для меня настолько, что
встречая очередной дом, мне необходимо было заставить себя поверить, что такие
дома здесь бывают, что он твердо стоит на земле, что там, черт возьми, люди
живут, а не что другое. По пути к вокзалу я купила у какого-то дедушки с рук (
говорила ли о том уже?) белый  эмалированный чайник - и вот вскоре этот чайник
было единственное, что смутно светилось сквозь общий сумрак дороги. В какой-то
момент, обнаружив, что мы идем уже через странно-простирающиеся, настоящие,
полузасыпанные снегом и дождем поля, под ногами белесые сухие травы, над
головой - сизо-свинцовые рваные тучи, ни огонька кругом, кроме скудного
полусумрака, как из-под земли, я решила,что будь  оно все, как будет,
принимаем все возможные варианты. Беня в сухих этих травах носился
концентрическими кругами, был он совсем Самайнской Собакой, до жути просто.Мы
шли  молча, я понимала, что никогда в жизни не бывала в этих местах. Через
какое-то время Баграт вытащил меня на  шоссе, абсолютно темное и пустынное,
дальше мы шли по гладкой дороге, пока не добрались до развилки. Какие
береговые боги подсказали Мэтью, куда нужно идти, в какую сторону свернуть и
что при этом делать - мне неизвестно.
 В лесу на первых 35 метрах я сориентировалась куда быстрее, что немудрено,
ибо выбор невелик. Hо когда мы вошли под густую сень елей, я поняла, что все
время до того мы просто гуляли по залитой ярчайшим светом поляночке. Особенно
хочется отметить ту безапелляционность выбора из двух абсолютно равноправных
дорожек именно той, на которой поваленных деревьев было чуть больше, чем
стоящих ровнехонько, а неба не было видно совсем. Через каждые три шага мы
упирались в очередную колоду с ручками и ножками и миллионом цепких веток.
Беня терпеливо ждал, пока мы не вылезем из очередной передряги, чтобы влипнуть
вследующую. Устали читать? А мы там ходили! И  тогда Мэтью впервые пошутил,
что в такой ситуации герои Тутуолы никуда не шли, а ложились почивать и
прекрасные сны, между прочим, видели. Чудом мы  вышли, наконец, из этой
грешной свалки бревен на укатанную дорогу в лесу и тут же ухнули в лужу по
самую ватерлинию ботинка.Дальше была идиллия. Hикаких бревен, никаких елей,
только небо, лужи, тронутые ледочком, дождик с беспросветного неба, темно,
хоть глаз выколи,и вся ночь впереди.Мы шли по этой дороге, держась за руки,
как Ганс и Гретель, потому что шансов увидеть себя со стороны у нас не было, а
 шансов потерять, например, меня - хоть отбавляй. Hа второй час такого пути я
усомнилась в возможности отыскать чум, еще через полчаса Мэтт определил, что
этот грешный лужок, кажется, километрах в восьми отсюда, а еще через некоторое
время дорога под нашими ногами перешла в  широкую сплошную лужу и растворилась
как таковая.Мы подумали и пришли к выводам, весьма утешительным и для нас, и
для Бени. Вследствие полученного решения Баграт стал отыскивать ровное и по
возможности относительно сухое место для будущего ночлега, а я - зажигать
свечи, соображать, что бы такое поесть и все подобное. Кэти, спасибо за свечку!
 Кстати, за десять метров до скончания дороги на дороге стояла пустая машина,
"газель", кажется, и смотрелась она - живописнее некуда, разве только мы. Мэтт
предположил, что на ней приехали, наверное, охотники (без комментариев!). К
слову сказать, палатку мы, конечно, не взяли, а ставить в таком состоянии типи,
 чтобы утром укладывать его обратно - занятие не праздное. Hа пенку бросили
спальник, на спальник - полог (из соображений, что 20м. тряпки вдруг не
намочит), на полог - брезентовую дверь, теша себя иллюзией, что брезент
непромокаемый. Залезли внутрь. Пусть будет стыдно тому, кто подумает об этом
дурно, но редко когда можно так  радоваться и ликовать, что ты больше не один,
как в создавшейся ситуации. Беня вырыл себе путевую нору в пологе, попутно
нафиг свернув брезент,а все наши теплые вещи пошли на подтыкание щелей, когда,
сняв с себя все мокрое, выяснилось, что сняли с себя мокрое все. Последним
усилием, уже засыпая, я пихнула в чайник очки и ксивник, чтобы сохранить в
сухом виде. Просыпаясь ночью от шума дождя, выглядывая наружу,убеждаясь,что
ночь все так же темна и непроглядна,переползая из совсем уже откровенных луж в
спальнике на не совсем еще откровенные, я благодарила всех богов за такую ночь,
 потому что (уж не знаю, почему) счастливее,  чем этот изначально неправильный
Самайн, у меня  еще Самайна не было.
Как мы умудрились проснуться без температуры под сорок и прочих сопутствующих
явлений - сказать не берусь. Знаю только, что и посейчас об этом нашем утре
вспоминаю с некоторой долей холодка в коленях.Утром мы свернулись и пошли на
станцию, позавтракав хлебом и молоком от эльфской коровки. Забавно, что когда
подошел поезд, нас там встретили Hаташка-флейта  с Густавом, они ехали
откуда-то из Сосново, разделили с нами трапезу Первого утра (или, если угодно,
окончания Хеллоуина), но это уже относится к истории, как герои по окончании
испытаний попадают в ласковые дружеские, но несколько неврубающиеся руки, а
может быть, и к совсем другой истории.

P.S. Интересно,Мэттью, я не очень вольно трактовала события? Может, все было
совсем наоборот?

Tikkey (с приветом)


 + Origin: Терновый  куст - мой дом родной (FidoNet 2:5030/688.14)