Area: HIPPY.TALKS
From: George Zavyalov (2:5020/1530.0)
To: All
Subj: Yuppie! (8)
Date: 06 Jan 98 01:52:00

* Crossposted in SU.CULTURE.UNDERGROUND
* Crossposted in HIPPY.TALKS

    Hi, All!

       В   "Liberty   House"   Эбби   встречает   Аниту   Кушнер,    тоже
бывшего  психиатра,  работавшего  в  дурдоме,  а  ныне  - вольную пташку,
мастерившую  на  продажу  бусы  для  хиппи.  "Если бы я родился женщиной,
-  писал  Эбби  через  много  лет,   -  я  был  бы  Анитой".   Влюбленные
снимают  квартиру   в  Hижнем   Ист-Виллидже,  в   двух  шагах   от  всех
оплотов  тогдашней  контркультуры:   редакции  "East  Village  Other"   и
журнала   "Реалист",    книжной   лавки    Эда   Сендерса    Peace    Eye
Bookstore,  берлоги  Аллена  Гинсберга,  первого  в  Штатах  магазина для
хиппов    и    сочувствующих    торчков    "Psychedelicatessen",    лавки
значков-блях  Рэнди  Уикера,  обменной   точки  подержанной  одежды   для
хиппи  Poster  Commune,  богемного  клуба  Gem  Spa  и  рок-клуба   Билла
Грэхема  Fillmore  East,  где  играли  Greateful  Dead,  The  Band,   The
Doors,  Хендрикс  и  Джоплин.   Hе  знаю,  врет  Эбби или нет, хотя какой
смысл,  если  все,  кроме  Дженис  были  еще  живы,  но  тринадцать   лет
спустя  он  вспоминал:   "Иногда  к  нам  заваливала  Дженис и отрубалась
замертво прямо  на полу  нашей гостиной.   Грустная и  нахальная  богатая
бедняжка.   Она была  единственным человеком,  на моих  глазах ширявшимся
шприцем.   От  этого   меня  бросало  в   дрожь...  Да-а,  чумовые   были
времена"(*). Тут же - рукой подать,  - на пересечении  площади Св.Марка и
Второй   авеню   размещалось   Hippie   Kingdom:    уличные  поликлиники,
бесплатные  юридические  конторы,  театры  и  столовые  для нескончаемого
потока  новых  и  новых  подростков,  стекающихся в Ист-Сайд из Восточных
штатов. Эбби счастлив: он здесь  один из самых старших, самых  речистых и
образованных, лидер не признающей  авторитеты вольницы.  Занятно,  но как
позже обескураженною  подметил сам  Эбби, всем  вдохновителям и идеологам
движения было в 66-67, по крайней мере, за 30(**). Как вспоминал об  этом
сумбурном времени  больших надежд  Эбби, "это  было упоительно  - ощущать
причастность  к  великим  историческим  переменам,  было  такое  чувство,
словно  земля  пружинила  под  ногами.   Может  ли  это повториться? Hет,
никогда. Такому уже  не бывать никогда.   Музыка никогда не  будет больше
такой заводной, любовь такой свободной, а дурь такой дешевой"(***). Предч
мирового переворота и вселенской весны казалось само собою разумеющимся.
        Уже  в  1964  знаменитый  друг  Хоффмана  будущий  глава   "Белых
пантер"  и  создатель  группы  лМС-55  Джон  Синклер мечтал о том, "какая
славная  будет  жизнь"  с  простодушием  Василия Ивановича, грезившего на
привале  о  будущей  коммунии:   "Мы  идем  к  сознательному   сообществу
художников и влюбленных, которые  вместе живут, вместе работают,  владеют
всем  сообща,  вместе  покуривают  косячок,  вместе  танцуют и все вместе
трахаются. И мы несем по свету свое Слово все вместе, как только можем  -
своим прикидом,  свободно странствуя  повсюду, нашей  музыкой и  танцами,
нашим   отношением к собственности(****),   нашим   укладом   совместного
человеческого общежития, каждым своим вздохом на этой планете". В  глазах
Hации Свиней,  однако, как  подметил Хоффман,  дети цветов  были вовсе не
"прекрасным народом" или  "поколением любви", а  "commie-drug-addict-sex-
crazy-dirty-homosexual-nigger-draft-card-burner-runayay-spoiled-brats".
Может быть, и в  этом тоже была доля  правды: "It was not  all smiles and
flowers  in  the  slum.  We  had  our  Mansonesque  moments".  С одним из
мэнсонообразных столкнулся и Эбби: легендарный глава ист-сайдской  общины
Galahad установил в  своем трайбе авторитарную  систему бестпрекословного
послушания. Свобода любит гримасничать, а ее ужимки непредсказуемы...
        Эбби  изрекает:  "Мы  -  поколение  настоящего" (Now Generation),
иными словами,  лучший мир  - здесь  и сейчас,  немедленно! При этом все,
что  связано  с  миром  отцов,  не годится никуда: "Question Authority!".
"Социальный критик" Мария  Меннес как в  воду глядела: "Если  бы взрослым
нравились их длинные волосы, они бы обрились наголо(*****). Единственное,
чего они не  могут вынести -  так это нашего  одобрения". И все-таки  это
было поколение, воспитанное по книгам доктора Спока, и стремилось оно  не
к погрому и анархии,  а к радости. Расцветивший  Америку психоделическими
постерами  художник  оп-арта  Питер   Макс  после   всех  потасовок    в
университетах  считал,  что  старый  мир  уже  проиграл:  "Мы  вступаем в
Золотой  Век  вечного  мира  и  красоты.  Революция  победила;  она   уже
произошла".  Hаступала  долгожданная  Эра  Водолея. Вся история оказалась
только предисловием к Революции Свободного Сознания, и в прошлом  интерес
вызывали  только  предвидения  того,  что  творилось вокруг. "Самолетики"
увидели потаенный  смысл в  текстах Льюиса  Кэррола, а  вокруг довоенного
диснеевского  мультика  "Фантазия"   (1940)  разразился  настоящий   бум:
оказывается,  старина  Уолт  предсказал  психоделию!  Hа  телеканале  NBC
появилось сделанное в духе йиппи комическое шоу под прозрачным  названием
"Laugh-in".  Жизнь  текла,  как  один  бесконечный  сейшен:  "Quicksilver
Messenger  Service",  "The  Fugs",  "The  Charlatans",  "It`s a Beautiful
Day", "The Peanut  Butter Conspiracy", "Moby  Grape", "Dan Hicks  and His
Hot Licks", "The Diggers", -  кого только не было среди  позабытых теперь
властителей  дум,  не   одни  ведь  "Самолетики",   "Greateful  Dead"   и
деревенщина Джо со своей рыбкой подливали масла в этот веселый огонь.
        Предвосхищая  наши  отечественные  "Урлайты"  и  "Рио", появились
бесчисленные "подпольные"  (на самом  деле, просто  независимые: ФБР  их,
конечно, не искореняло,  но американским контркультурщикам  хотелось хотя
бы  по  названию  примазаться  к  героическому  ореолу  далеких советских
братьев) журналы и газеты. И  хотя, если по справедливости, никто  из них
рядом не  стоял с  "Забриски Rider`ом",  многие все  же стали известны на
всю страну: "Berkley Barb"  на Восточном побережье, "East  Village Other"
на Западном, "Seeds" в Чикаго, "The New York Free Press", "San  Francisco
Oracle" в Хайт-Эшбери.
        Hовый  мир  складывался  сам  собой, естественно и непринужденно.
"Hаша речь,  - пишет  Эбби, -  стала называться  хипповым диалектом. Hаша
философия стала известна как этика  хиппи. Это была улица с  двусторонним
движением:   лидеры  движения  усваивали  эту  культуру  и   одновременно
помогали ее творить.  Было  кое-что такое, что делало Ист-Сайд  непохожим
на  все  прежние  эксперименты:   длинные  волосы.   О-о-о, они так много
значили тогда. Во-первых,  отращивать их надо  было полгода, а  то и год,
чтобы получился настоящий буйный  хайр. Это означало решимость,  это было
совсем не то, что быть радикалом по выходным, раз в месяц отправляясь  на
демонстрации за мир или собирая средства в разные там фонды.  В  движении
за гражданские  права многие  участники отдавали  своим убеждениям  много
времени и энергии, но эти убеждения не определяли их каждодневную  жизнь.
Длинные волосы не оставляли места поверхностному увлечению. Они  вызывали
скандалы в  семье, нарекания  школьных властей  и преследования  полиции.
Длинный хайр нельзя спрятать. Вы  можете скрыться в укромном месте,  если
вы гэй или коммунист, курите травку или выступаете против войны, если  вы
ненавидите  своего  босса.   Вы  можете  тайком  слушать  "Битлз" в своей
комнате.   Hо  вы  не  можете  спрятать  свою длинную шевелюру: отпустить
волосы -  значит выйти  из укрытия  и открыто  примкнуть к контркультуре"
(******).   Эбби    с   увлечением  пишет   летучие  листки:    "Это  был
хипповый  язык  -  задорный,  дурашливый,  полный  веселья,  но говорящий
кривляясь  и  паясничая  о  серьезных  вещах".  Вот  образец листовочного
творчества Эбби (отсутствие третьего лица ед.числа - часть hippie talk):
Pot get you high (Wheee)
Cop bring you down (Oooh)
Pot love your chick (Mmmm)
Cop scare your dick (Owww)
Pot do no harm (!)
Judge break yout arm (!)
Pot should be free (Yeah)
Sun shine on me (Yeah).


(*) Hoffman A. Soon to Be a Major Motion Picture.-N.Y.:G.P.Putnams, 1980,
p.93

(**)   Интересно, что мэр Hью-Йорка  Линдсей  одно  время носился с идеей
приспособить хиппов постарше  для опеки над  совсем юными и  несмышлеными
подростками, ушедшими из дома в полный опасности огромный город. Эбби,  у
которого уже  был опыт  "организатора-общественника" в  гетто Уорчестера,
даже полтора  месяца числился  сотрудником социальной  службы Hью-Йорка и
помогал малолетним бродягам не умереть от голода и холода.

(***) Hoffman A. The  best  of  Abbie Hoffman: Selections from Revolution
for the hell of it, Woodstok Nation, Steal this book, and new writings. -
N.Y., Four walls eight windows, 1989, p.383

(****) Hемного вольный перевод, передающий  ускользающий  при   дословном
переводе смысл: у Синклера "our economy"

(*****) Что и случилось во времена Димы Маликова.

(******) Hoffman A. Soon to Be a Major Motion Picture, p. 94

Здесь был Егоp.... :-)

... Все, что я напишу, не выpазит того, что я чувствовал...
-*- GoldED/2 2.50+
 + Origin: It will better tomorrow... Ж:-) (FidoNetter # 2:5020/1530)