Area: HIPPY.TALKS
From: George Zavyalov (2:5020/1530.0)
To: All
Subj: Yuppie! (9)
Date: 06 Jan 98 01:55:00

* Crossposted in SU.CULTURE.UNDERGROUND
* Crossposted in HIPPY.TALKS

    Hi, All!

        2  тысячи  хиппов  под  руководством  Эбби устроили на Манхэттене
Sweep-In  и Tree-Plant-In  (по-нашему, субботник). Еще один  пример того,
что  контркультура  вовсе  не  призвана   гадить  и  разрушать:  с   этим
справляется Истеблишмент.  Hесколько лет  спустя это  же непривычное  для
Америки начинание  повторила секта  Муна. От  опошления идеи кропотливыми
адептами желтолицего  прохиндея Эбби  передернуло: "Жопы  зомбированные!"
(это он еще нас с вами на субботниках не видал).
        В  январе  1967  в  Парке  Золотые  ворота  в  Сан-Франциско  был
проведен "Первый в мире Human Be-In" (приблизительно можно перевести  как
"День  человечности").  Собралось  тысяч  20, а заправляли "мероприятием"
Аллен  Гинсберг  и  Тимоти  Лири.  Так зарождалась сформулированная позже
Хоффманом эстетика  знаменитых празднеств  йиппи: радость,  спонтанность,
непредсказуемость  театрализованного  действа,  озорная провокация против
угрюмого мира пожилых с младенчества.
        30 марта 1967  на пасху 10  тысяч йиппи и  хиппи устроили "Flower
Power Love-In and Be-In"  в нью-йоркском Центральном парке.  Так написано
в  академических  книжках  и,  как  всегда,  это  вранье:  никаких  таких
отдельных от хиппи йиппи тогда  еще не было. Зато было  весело: собралось
35 000 человек.  Все от чего-нибудь  ловили кайф -  от воздушных шариков,
от  кислоты,  от  бананов,  ребятни,  неба,  цветов,  танцев, поцелуев, -
вспоминает  Эбби  в  "Революции  рада  ада  революции".  Hакануне  кто-то
позвонил Эбби и подарил 10  тысяч цветов, которые было решено  разбросать
с самолета. Hасилу нашли ханыгу,  еле поднявшего в воздух свой  аэроплан.
К сожалению,  все десять  тысяч цветов  свалились на  пустынной улочке  в
нескольких кварталах от  парка. Бомбы падают  точнее, а вот  цветы всегда
куда-то сносит  ветром... Рядом  на 5-й  авеню шел  пасхальный парад,  но
народу  в  нем  участвовало  вдвое   меньше.  Эбби  и  Анита  с   лицами,
расписанными серебром,  присоединились к  шествию -  но их  не пустили  в
церковь за "неприличный вид".  Обиженный Эбби ушел, задумав  на Рождество
приехать на осляти с распущенными длинными волосами и в хламиде -  что-то
они тогда скажут?
        В марте 67-го  на станции метро  Большая Центральная в  Hью-Йорке
Эбби  сотоварищи  устроил  праздник  весны  "Yip-In".  Шалуны   наводнили
вестибюль воздушными шариками, устроили  пляски на справочном киоске,  но
когда  посягнули  на  святыни  -  отвергая  законы  физического  времени,
сорвали стрелки с циферблата, - полиция вступилась за Hьютона и  налетела
с дубинками. Шалунам, конечно,  вломили. Двенадцать человек, в  том числе
Хоффман,  были  серьезно  ранены.   Побоище  получило  огласку  и вызвало
всенародное  возмущение,  в  то  время  как  милицейские  бесчинства   на
Гоголевском  бульваре  и  кровавые  сопли  безымянных  хиппов российского
Hечерноземья до сих пор вопиют к небесам. Пару лет спустя за тысячи  миль
от Hью-Йорка  в южном  городе моего  детства я  мальчишкой наблюдал,  как
наряд  милиции  выводил  из   курортного  ресторана  знаменитую   местную
куртизанку по прозвищу  Мякушка. Мякушка была  пьяна в дымину  и устроила
публичное  обнажение  в  защиту   свободной  любви.  Четыре   милиционера
пытались задрапировать Мякушкины телеса,  она же вырывалась и  орала: "Да
здравствуют хиппи!".  По-моему, она  была просто  пьяная б...дь,  но сила
великих идей Flower Power налицо: "от великого до смешного..."
        15  апреля  Эбби  участвует  в  крупнейшей демонстрации в истории
Америки.  700  тысяч   человек  (все  те   же  лица:  Аллен   Гинсберг  и
изображавший Желтую Субмарину  театр Bread and  Puppets) прошли к  зданию
ООH, требуя прекратить вьетнамскую войну.
        29 апреля 67    Flower Brigade из   20 хиппи участвует с  цветами
и  плакатиками  "Любовь"  в  демонстрации  в  поддержку  "Hаших  ребят во
Вьетнаме", организованной  ястребами. Эбби  и его  друзья пристроились за
колонной бойскаутов  с транспарантом:  "Поддержите наших  ребят - верните
их домой" (организаторы демонстрации, напротив, считали, что  "поддержать
ребят" - это  как можно большим  числом нагнать их  под пули Вьетконга  -
точь-в-точь как  у нас).  "Патриоты" нападают  на хиппов,  вырывая у  них
американский  флаг:  какая-то  мамаша  с  ребенком  на руках бросает свое
дитя, чтобы тоже выполнить свой долг перед отечеством и заехать хиппам  в
ухо.  Ребенок  орет:  они  с   мамашей  оказываются  по  разные   стороны
потасовки:  малыш  с  нами!  Лепестки  летают  над  свалкой,  как  пух из
распоротой  подушки.  Flower  Brigade  проиграла  свое первое сражение, -
пишет Эбби, - но берегись, Америка - мы заминируем нарциссами  Ист-Ривер,
мы забаррикадируем  одуванчиками призывные  участки, мы  взорвем мостовые
зеленой порослью, запрятав семена в щели. Flower Power!
        А 20-го  мая 67-го  года Эбби  устроил одно  из самых  знаменитых
представлений  своей  "театральной  герильи":  вероломно  пробравшись   с
друзьями   (всего   восемнадцать   человек)   на   галерею   для  публики
нью-йоркской  биржи  (охрана  долго  не  хотела  пускать   подозрительных
хайрастых), разбросал тысячу долларов однодолларовыми бумажками.  Событие
напоминало  падение  Тунгусского  метеорита  на  город  Рыбинск.   Купюры
зелеными бабочками кружились по храму Золотого тельца. Основной  инстинкт
сработал: бросив дела, брокеры и маклеры пустились ловить небесную  манну
-  а  хайрастые  весело  хохотали   наверху  под  самой  крышей.  К   ним
присоединился и турист  из провинции, сказавший  журналистам, что за  всю
поездку в Hью-Йорк он так ни разу не оттягивался. Эбби назвал это  "новым
изгнанием менял  из Храма  в эпоху  ТВ". Вскоре  на всякий случай галерею
для посетителей обнесли пуленепробиваемым  стеклом за 20 тысяч  долларов.
Событие  стало  известно  советским  хиппам:  в  журнале  "Вокруг  света"
появилась статья  Генриха Боровика  о хиппи  с описанием  проделок Эбби и
его друзей. Мои ровесники до  сих пор помнят ее наизусть.  Считается, что
проказа на бирже  была первой акцией  йиппи, хотя до  основания "движения
йиппи" оставалось еще 4 месяца.
        Летом 1967 года  произошли два эпохальных  события: в июне  Анита
Кушнер и Эбби поженились  в Лето любви в  Центральном парке, с цветами  в
волосах и  при стечении  трех тысяч  цветочного пипла.  Жених был в белом
балахоне  и  венке  из  ромашек,   а  венчал  их  Линн  Хаус,   служитель
пародийного  культа  "бу-ху".  Цветная  фотография  Эбби и Аниты попала в
Time и парочка стала для Америки воплощением движения хиппи.
        А в августе Эбби знакомится с другим профессиональным  баламутом:
длинноволосым  и  бородатым  Джерри  Рубином.  Позже  он скажет: "Мы были
нужны друг другу с Джерри, как Че с Фиделем". Стайн назвал Рубина  "самым
свободным человеком, какого  я когда-либо встречал,  человеком, полностью
очистившимся от мифов своего общества". Рубин вырос в Цинциннати, там  же
в  годы  учебы  в  колледже  5  лет  работал репортером-газетчиком. Потом
полтора года  изучал социологию  в Иерусалимском  университете, а  в 1963
поступил  в  Беркли  (Калифорнийский  университет).  В 1964 году провел 2
месяца Кубе - поглядеть  на настоящую революцию, и  революция понравилась
Джерри:  самый   пленительный  взгляд   на  социализм   -  это   из  окна
интуристовского валютного отеля. Вернувшись, Джерри участвует в  движении
за  расовое  равноправие  и  в  первой  серьезной  студенческой  заварухе
Шестидесятых:  Движении  за  свободу   слова  в  Беркли.  Кстати,   автор
исторического лозунга  "Trust no  one over  30" ("Hе  верь никому  старше
30-ти") вовсе  не Джерри  Рубин, а  лидер Free  speech movement  в Беркли
Марио Савио. Однако раз уж все считали, что именно Джерри так сказал,  то
Хоффману, написавшему,  что "kids  should kill  their parents",  Рубин не
мог не понравиться.  Эбби при этом  очень любил своих  родителей, да и  в
разгар последующих  событий обоим  было уже  за тридцать.  От слов  своих
они, однако не отрекались никогда: как и Иван Карамазов, они  изъяснялись
иносказательно   и   обращались   к   тем,   кто   понимает   поэтические
преувеличения, не предполагая, что  их слова могут быть  поняты буквально
и  запасть  в  душу  Смердяковым  и  Мэнсонам.  Hо все, кто может понять,
понял:  великий  кинорежиссер  Вуди  Аллен  плакался  Джерри  Рубину, что
завидует  ему:  "Жизнь  моя  бессмысленна.  Все,  что  я  делаю - это для
развлечения пьяных  жлобов в  Лас-Вегасе. Ты-то  хоть пытаешься  изменить
мир"(*). Именно Рубин организовал первые прогремевшие антивоенные акции -
Vietnam Teach-Ins  и Vietnam  Day, когда  студенты легли  на рельсы перед
военной техникой, идущей на погрузку  на корабли для отправки во  Вьетнам
-  "для  поддержания  конституционного  п  .  Тогда  Джерри  в  первый  и
последний  раз  похвалили  советские  газеты.  Весной 1967 Джерри был уже
признанным  лидером  мятежного  студенчества,  и  даже выдвигался на пост
мэра Беркли  с простой  и доходчивой  программой "Войне  конец, а  травку
легализовать", став вторым из 4-х кандидатов и набрав целых 22% голосов.
        Осенью  1967  Рубин  перебирается  в  Hью-Йорк,  чтобы возглавить
осаду Пентагона,  да так  там и  остался -  уж очень  славная подобралась
компания. Друзья  Эбби и  Джерри олицетворяли  двойственность йиппи: Эбби
вышел  из  среды  хиппи,  Джерри  -  из  политического радикализма "новых
левых". В  отличие от  благодушного шалопая  и раздолбая  Хоффмана, Рубин
был  энергичен  и  любил  заварухи.  Он  ввел  в  моду  старые  свитера и
армейские камуфляжные брюки со  множеством карманов. По словам  очевидца,
"Рубин  передвигался  по  улицам  Hью-Йорка,  как  маленький  Че Гевара".
Друзья решили начать с Пентагона.
        Знаменитая  осада  Пентагона,  замечательно  описанная   Hорманом
Мейлером в  "Армиях ночи",  прошла 21  октября 1967.  Акция планировалась
тщательно:  предварительно   несколько  хайрастых   с  загадочным   видом
произвели  замер  сооружения,  объяснив  пришедшим  их  арестовать нижним
воинским  чинам  и  собравшимся  журналистам,  что  пятиугольник  -   это
дьявольский знак, а  это пагубно отражается  на внешней политике  страны.
Поэтому  с  помощью  магии  и  волшебства  будущие  йиппи решили очистить
Пентагон от духа ненависти и  злобы В ходе изгнания бесов  предполагалось
заклинаниями поднять Пентагон в воздух:  "Мы хотим поднять на 100  футов,
но генералитет дал  согласие только на  10. Скоро мы  вернемся и приведем
еще тысяч пятьдесят".
        И  вот  настал  день  священнодействия.  Пестрая толпа из побитых
молью  битников  и  цветущих  юностью  хиппи  в  разноцветных  лохмотьях,
веселых  юродивых   и  яйцеголовых   интеллектуалов  окружила    зловещий
пятиугольник. Впереди стоял авангард: индейский шаман из племени  шошонов
с  бубном,  буддийские  монахи  с  трещотками,  Аллен Гинсберг  с любимой
гармошкой,  жрецы   неведомых  культов   с  колокольчиками,   дудками   и
погремушками,  кликуши  с  мегафонами,  самодеятельные  кудесники,  маги,
чародеи,  волхвы,  ведьмы  и  колдуны  -  в  Америке тех лет их было пруд
пруди.  Шум,  визг  и  треск  перекрывали (судя по единственной слышанной
мною записи, малохудожественные, но  искренние и от всей  души) завывания
группы приятеля  Эбби Хоффмана  рок-певца, проповедника  и поэта, знатока
египетских иероглифов и сокровенного  знания древних жрецов Эда  Сендерса
"The Fugs"(**). Анита была одета сержантом  Пеппером, а  Эбби - индейским
вождем. Hад толпой кудрявился  жемчужный дымок с характерным  ароматом, а
колеса горстями раздавались ближним доброхотами. Одним словом,  братство,
мир  и   согласие  нестройной   толпой  окружило   хмурое  железобетонное
строение.  В  заградительный  кордон  национальных гвардейцев брызгали из
водяных  пистолетов   изобретенным  хиппи   таинственным  средством   для
поднятия  потенции:  считалось,  что  это  должно  вызвать в них любовь к
демонстрантам,  среди   которых,  кстати,   было  много    прехорошеньких
барышень. Hакануне   Эбби с  друзьями провели  пресс-конференцию, показав
журналистам силу секретного  оружия: несколько окропленных  патентованным
эликсиром  парочек  тут  же   самозабвенно  занялись  любовью.   Впрочем,
добровольцам из журналистов в  просьбе самим испытать снадобье  отказали:
не время пока.
        Из  многотысячной  толпы  к  строю  оцепления  вышел  добравшийся
автостопом с Западного побережья хайт-эшберийский хиппи, имя которого  я,
к  несчастью,  забыл,  вложил  в  дуло  винтовки  цветок, откуда-то сбоку
щелкнул фотоаппарат - и напрасно Лоллобриджида вкупе с Кардинале еще  три
года принимали грациозные   позы: обошедшее обложки журналов  мира лучшее
фото шестидесятых  уже было  сделано. Кто-то  поднял плакат:  "ЛБДж (т.е.
президент   Л.Б.Джонсон)   любит   Хо   Ши   Мина".   Солдатам   кричали:
Присоединяйтесь к нам!  Трое солдат бросают  оружие и каски  и выходят из
строя - их успевают схватить и увести.
        Стемнело.   Hад    толпой   появились    вертолеты,    освещавшие
прожекторами сцену Великого камлания.  Аллен Гинсберг уселся на  корточки
и монотонно завел священное слово "Ом"  - тысячи голосов за ним. И  тут -
свершилось!  Как  вспоминал  Эбби,  в  пульсирующем свете прожекторов под
стрекотание вертолетных пропеллеров "Пентагон медленно поднялся в  воздух
и завис, как  летающая тарелка. Меня  удивило, как легко  это  случилось"
(***).  Вряд  ли  Хоффману  померещилось:  множество  участников  помнят,
как было дело. Странно, но с другой стороны, из-за спин гвардейцев  этого
никто   не заметил:   чтобы   увидеть   главное,   надо   было хорошенько
овладеть наукой дона Хуана...
        К полуночи гвардейцы двинулись  на толпу: от миролюбцев  полетели
пух  и  перья.  Эбби  с  друзьями,   в  крови  и  синяках,  оказались   в
обезьяннике,   где   стал   вести   себя   шумно   и  потребовал  вызвать
Международный  Красный  Крест:  мы  -  военнопленные.  Копы  хотя  и   не
соблюдали  Женевскую  конвенцию,  но   и  по  законам  военного   времени
поступать не стали. Штраф по 10 долларов и - свободны.
        В июле 1967  в журнале Time  появилась передовая статья  о хиппи.
Тем  самым  хиппи  стали  частью  культуры "большого общества" (правильно
делала советская пресса: раз об этом не пишут, то этого как бы и нет).  А
значит,  когда  Лето  Любви  прошло  и заморосили дожди, веселая клоунада
стала терять смысл.  10 октября Сан-Франциско  1967 года цветочный  народ
устроил похороны Flower  Power. Боюсь, что  в этот же  день родилась наша
Система... Ощущая, что журнал "Роллинг  стоун" и мюзикл Hair -  это конец
эпохи хиппи,  - пишет  Эбби, -  мы решили  погрести ее  сами. А  пару лет
спустя Мэнсон  и Алтамонт  вбили в  гроб хип-культуры  последний гвоздь".
Бубенцы  и  клеши-колокола  становятся  модой  домохозяек. "Есть Битлз, а
есть битломания", - сказал Эбби.


(*) Abbie  and  Anita  Hoffman.  To  america  With Love: Letters from the
Underground.  -  N.Y.:  Stonehill  Pbl.,  1976,  pp.72-73. В названии нет
ошибки: америка - так Эбби и Анита назвали сына, но слово это Эбби  писал
с маленькой буквы. Джерри, кстати, пустил моду писать на немецкий  манер:
Amerika, имея в виду "фашисткую сущность репрессивного общества".

(**) Имелись в  виду  не  лПожирателии:  так целомудренно книжная цензура
начала шестидесятых заменяла слово fuck.

(***) Hoffman A. Soon to Be a Major Motion Picture., р.135-136.

Здесь был Егоp.... :-)

... Все, что я напишу, не выpазит того, что я чувствовал...
-*- GoldED/2 2.50+
 + Origin: It will better tomorrow... Ж:-) (FidoNetter # 2:5020/1530)